Леонид Гуменный ЗАЛОЖНИКИ НЕ ПОГИБАЛИ ОТ НАШИХ ПУЛЬ

Наш корреспондент беседует с первым заместителем начальника Управления «А» ЦСН ФСБ России, полковником Леонидом Владимировичем Гуменным.
- Леонид Владимирович, вы – единственный действующий ветеран «Альфы», который застал времена создания Группы. Расскажите немного об истории Подразделения.

- Группа «А» была создана 29 июля 1974 года по инициативе Председателя КГБ СССР Юрия Владимировича Андропова. Это было связано с необходимостью поставить заслон на пути международного терроризма, который в ту пору начал захлёстывать мир, в особенности же – Западную Европу. 
Подразделение создавалось в обстановке строжайшей секретности. Даже приказ о его создании был написан Андроповым от руки и существовал в единственном экземпляре.
Первый состав Группы был всего из тридцати человек. Группа комплектовалась только сотрудниками органов госбезопасности, к которым с самого начала предъявлялись очень высокие требования: определённый стаж практической работы, отличная физическая форма, высокий уровень профессиональной подготовки, и, что немаловажно, хороший образовательный уровень. 
Бойцы «Альфы» должны были не тлько владеть приёмами рукопашного боя и уметь обращаться со всеми видами оружия, но и ориентироваться в сложной обстановке, уметь быстро, иногда за секунды, находить нестандартные решения.
Первым командиром Группы «А» стал Дмитрий Витальевич Бубенин. Его заместителем был Роберт Петрович Ивон. Они выстраивали Подразделение с фундамента и заложили первые традиции.
Фактически, сотрудникам пришлось создавать с нуля абсолютно всё – начиная с разработки методик профессиональной подготовки и кончая проблемами материального и технического оснащения подразделения.

- А когда в Группу пришли Вы?

- В семьдесят восьмом году. Я закончил Второй контрразведывательный факультет Высшей Краснознамённой Школы КГБ им Дзержинского. За день до госэкзамена по английскому языку со мной провёл беседу по поводу дальнейшего прохождения службы Геннадий Николаевич Зайцев, тогдашний командир Подразделения. Я согласился, и с 26 августа 1978 года был зачислен в группу «А» 7-го управления разведчиком – была тогда в подразделении такая должность. Впоследствии я прошёл по всей служебной лестнице, не пропустив ни одной ступени, ни одной должности.

- Что стало вашим первым боевым заданием?

- Первой операцией, в которой участвовали сотрудники Группы, было обезвреживание террориста, проникшего в здание посольства США. Это произошло 28 марта 1979 года. Но настоящим боевым крещением Группы стало 27 декабря того же года, при проведении операции «Шторм-33» - то есть при штурме дворца «Тадж-Бек». Эта операция до сих пор считается классикой работы спецназа. Тогда же группа понесла и первые потери. 
Я участвовал в штурме. За эту операцию меня наградили орденом Красного Знамени – редкую по тем временам и очень высокую награду: время-то было мирное.
Должен сказать, что штурм и всё с ним связанное переживалось тогда нами тяжело. Есть очень большая разница между старшим лейтенантом выпуска 78 года и старшим лейтенантом, скажем, восьмидесятых или девяностых годов. Люди стали другими. Они внутренне готовы к любым ситуациям: к взрывам, к терактам, к чему угодно. Тогда всё это было трудно даже себе представить.

- Что же было дальше? 

- Что касается непосредственной работы Управления, то за тридцать лет его сотрудники принимали участие во множестве оперативно-боевых мероприятий разного уровня. Об этом много писали и говорили, я не скажу здесь ничего нового.
Если же говорить о внутренней кухне, то дело обстояло так. Первоначально Подразделение имело своеобразный статус: находясь в составе Седьмого управления КГБ на правах отдела, оно выполняло особые функции и подчинялось непосредственно Председателю КГБ. Это была засекреченная структура, о существовании которой тогда мало кто знал. Называлась она тогда Группа «А» и никак иначе: слова «Альфа» не было. 
Постепенно происходил рост численности сотрудников, появились региональные отделения, расширялся круг задач. Важнейшей вехой стал 1991 год, когда Подразделение было передано в Управление охраны при Президенте СССР на правах отдельного Управления. Это была первая крупная реорганизация «Альфы».
Дальше имел место сложный период. С одной стороны, из-за участия «Альфы» в событиях 1991 года о ней стало известно широкой публике. Появилось и слово «Альфа»: судя по всему, его придумали журналисты по аналогии с американской «Дельтой». С другой стороны, тогда же в обществе бушевали политические страсти, а спецслужбы как таковые не пользовались популярностью. К тому же и тогдашнее руководство страны тоже не вполне понимало, что делать с Подразделением, как его использовать.
После событий 1993 года отношение к «Альфе» со стороны некоторых кремлёвских политиков стало откровенно негативным. Всесильный тогда Коржаков, будучи начальником службы безопасности Президента, создал Центр Специального Назначения ГУО – как структуру, параллельную «Альфе» и как противовес ей. (Сейчас она называется УСН ФСО – Управление Специального Назначения Федеральной Службы Охраны.)
В 95-м году в конце августа была создана Федеральная Служба Безопасности. Группа «А» была передана в ФСБ и стала официально называться Управлением «А». С октября 98-го года Управление «А» вошло в Центр Специального Назначения России. 
О работе Центра я рассказывать, сами понимаете, не могу. Скажу только, что Управление «А» принимает очень большое участие в проведении контртеррористической операции на Северном Кавказе. 

- Вы служили под командованием людей, которые стали, что называется, легендарными. Расскажите немного о командирах «Альфы».

- Я помню всех, с кем приходилось работать. О каждом можно было бы рассказывать, потому что каждый командир Подразделения внёс свой вклад в его историю – Виталий Дмитриевич Бубенин, Роберт Петрович Ивон, Геннадий Николаевич Зайцев, Виктор Федорович Карпухин, Михаил Васильевич Головатов, Александр Владимирович Гусев, Александр Иванович Мирошниченко, Валентин Григорьевич Андреев. Но на меня наибольшее влияние оказали Геннадий Николаевич Зайцев, Виктор Федорович Карпухин и Александр Владимирович Гусев. Они приняли наибольшее участие и в моей личной судьбе, и, как мне представляется, в истории Подразделения. 
Зайцев быль командиром Группы с 1977 по 1988 и потом с 1992 по 1995 годы. По сути дела, он сформировал Управление в том виде, в котором мы его знаем.
Геннадий Николаевич был жёстким, бескомпромиссным руководителем. Он поражал всех как своей работоспособностью, так и дотошностью и скрупулёзностью в работе. Для Зайцева не было мелочей. Он замечал мельчайшие детали и вникал в них. Многие, и я в том числе, считали такой подход мелочной опёкой. И только теперь я понимаю, что все эти мелочи выстраивались в сложную систему, дисциплинирующую коллектив. По прошествии многих лет, я должен признать, что методика Зайцева очень сильно повлиял на мой собственный стиль руководства.
Виктор Федорович Карпухин руководил Подразделением с 1988 по 1991 годы. При нём я стал начальником первого отделения Группы – это была важнейшая веха в моей карьере.
Виктор Федорович был, в каком-то смысле, противоположность Зайцеву. Это был руководитель интуитивного типа, который давал подчинённым больше свободы и поощрял инициативу. Он был очень симпатичным человеком, его любили. Рисковый и бесшабашный, он легко шёл по жизни. 
Но, тем не менее, я иногда думаю, что если бы в те сложные годы Подразделением руководил бы Зайцев – возможно, мы вышли бы из той ситуации по-другому. Возможно, с меньшими потерями. 
Александр Владимирович Гусев командовал «Альфой» с 1995 по 1998 годы. При нём я стал заместителем начальника Управления «А».
Он понимал лучше других, какое значение имеет материально-техническое обеспечение любого дела. При нём произошёл настоящий прорыв в этой области. Пользуясь своими обширными связями и возможностями – он был в хороших отношениях с очень многими людьми в кремлёвских коридорах, в том числе с руководителем ФСБ Михаилом Барсуковым – он сделал очень много как для самой Группы, так и для её сотрудников, в том числе для их бытовых и личных нужд. При Гусеве приостановился отток кадров из «Альфы».

- Насколько изменилась «Альфа» с тех времён, когда вы пришли в Подразделение?

- Сложный вопрос. Тогда у нас было другое государство, другие ценности. Если же брать чисто формальные моменты, то нынешние сотрудники «Альфы», конечно, отличаются от своих предшественников. Во-первых, возрос образовательный уровень. Во-вторых, изменились принципы отбора: раньше в «Альфу» шли только люди из спецслужб, а теперь принимаются кандидаты из военных училищ, что обеспечивает более широкий спектр начальных данных. И, конечно, изменилось главное: психологическая готовность личного состава встретить опасность и ответить на опасность. Теперь у нас психология людей, живущих в воюющей стране.

- Вы имеете в виду события на Кавказе?

- И это тоже. 

- Не могли бы вы рассказать о действиях и тактике «Альфы» в Чечне?

- Сейчас на Кавказе сложилась сложная ситуация. Операции с задействованием большого количества солдат и боевой техники уже отошли в прошлое. В настоящее время бандиты уже не могут оказывать массированное сопротивление войскам и не пытаются этого делать. Они действуют небольшими мобильными группами, которые успевают покинуть территорию при первых признаках начинающейся зачистки. Теперь мы перешли к тактике точечных ударов. Их цель – нанесение максимального ущерба противнику, и, что не менее важно, минимизация собственных потерь, лучше до нуля. К сожалению, это не всегда получается: в настоящий момент Управление «А» потеряло во время контртеррористической операции на Кавказе шестерых сотрудников. 
Одна из первоочередных целей операций – это операции по уничтожению лидеров бандформирований. В настоящее время ближайшее окружение Масхадова и Басаева почти полностью ликвидировано. Однако, куда более опасны те, кто готовится сменить Масхадова, Басаева, и прочих переживших своё время личностей. Это новое поколение полевых командиров, которые выросли на войне, живут войной, не знают и не хотят знать ничего, кроме войны. Многие из них прошли подготовку и обучение в специальных центрах на территории иностранных государств, в том числе и европейских. Это профессиональные террористы, в чьей компетенции сомневаться не приходится. Кроме того, на их стороне воюют и иностранные наёмники, в том числе арабы.

- Каков ваш прогноз по развитию ситуации на Кавказе?

- Это затяжной конфликт, и не следует настраиваться на быструю победу. Партизанская война, особенно поддерживаемая из-за рубежа – а на Западе и на Востоке есть немало сил, которые вкладывают в чеченцев немалые средства – может длиться десятилетиями. Это, кстати, скорее правило, чем исключение: вооружённые сепаратисты, обеспечившие себе хотя бы минимальную поддержку населения, могут воевать против центральных властей очень долго. В советское время последние представители бандитского подполья на Западной Украине и в Прибалтике были уничтожены только в шестидесятые годы. 

- Крупнейшим терактом в Москве стал теракт на Дубровке. Как вы оцениваете работу «альфовцев» в этой ситуации?

- Наши сотрудники получили приказ и его выполнили. Заложники были освобождены, никто из них не погиб от пуль, выпущенных из нашего оружия. 

- Некоторые журналисты говорят и пишут о том, что спецназ, убив всех террористов, тем самым лишил следствие возможности узнать, кто стоял за этим преступлением…

- Эти журналисты забывают о том, что в здании находилось огромное количество взрывчатки, пронесённой туда террористами. При этом мы не знали, каким образом они намеревались произвести взрыв. Достаточно было одному-единственному выжившему террористу сделать одно движение рукой, чтобы всё взлетело на воздух. Погибли бы не только все находящиеся в здании, но и множество людей вне его. Мы не должны были дать террористам даже самого минимального шанса взорвать Культурный центр. И мы его не дали. Все бандиты были уничтожены. Это было единственно правильным решением. 

- А задействована ли «Альфа» в ситуациях, не связанных с ситуацией на Кавказе?

- Да, конечно. Каждый день мы выполняем задачи – и в Москве, и на территории всей России – по линиям работы Федеральной Службы Безопасности.

- Что бы вы хотели сказать сотрудникам и ветеранам «Альфы» в этот день?

- Как ветеран, до сих пор находящийся в строю, я знаю цену традициям, накопленному опыту, устоявшимся человеческим отношениям. Желаю всем «альфовцам» - действующим сотрудникам и ветеранам – сохранять и приумножать это достояние. От этого зависит наше будущее.