Публикации

 

ДЖИНН ИЗ БАНКИ “КОКА-КОЛЫ”

О роли США и непосредственно ЦРУ в создании “исламского сопротивления”, направленного против Советской России, - об этом за океаном предпочитают не говорить. То же самое относится и к фигуре бен Ладена, которого западная пресса держит за планетарного демона зла. Кто выпустил его из бутылки - молчок.


Тем ценнее являются признания, исходящие от представителей Запада. Профессор Майкл Чоссудовский – лицо неофициальное, но его статус профессора экономики в университете Оттавы (Канада) говорит о наличии определенных знаний и положения в обществе. Сразу после террористических актов в Америке профессор из Канады откликнулся на происходящие события статьей. Мы публикуем перевод наиболее интересных фрагментов, дающих представление о роли США в создании “мирового зла”.

УСАМА БЕН ЛАДЕН, КТО ОН?

Подозреваемый номер один в терактах в Нью-Йорке и Вашингтоне, заклейменный ФБР как “международный террорист” за его роль во взрывах посольств США в Африке, саудовец Усама бен Ладен по иронии судьбы был завербован во время советско-афганской войны ЦРУ для борьбы с “советскими захватчиками”.

При активной поддержке ЦРУ и Пакистанской ISI (разведывательная служба), они хотели превратить афганский джихад в глобальную войну всех мусульманских государств против Советского Союза. Около 35 тысяч мусульманских радикалов из 40 стран участвовали в афганской войне в период 1982-1992 годов. В конечном счете, более 100 тысяч иностранных мусульманских радикалов были непосредственно вовлечены в афганский джихад.

Исламский “джихад” был поддержан Соединенными Штатами и Саудовской Аравией значительным финансированием, берущим свое начало в торговле наркотиками в “Золотом полумесяце”.

В марте 1985 года президент Рейган подписал Директиву № 166, которая разрешала увеличивать тайную военную помощь моджахедам, из чего было ясно, что секретная Афганская война имела новую цель: победить Советские войска в Афганистане посредством тайных операций и вынудить Советский Союз вывести войска. Новая тайная помощь США началась с увеличения поставок оружия – устойчивый рост до 65.000 тонн грузов к 1987 году, а также как “непрерывный поток” специалистов ЦРУ и Пентагона, которые пребывали в секретную штаб-квартиру пакистанской разведки на шоссе около Равалпинди. ЦРУ, использующее военную разведку Пакистана, играло ключевую роль в обучении моджахедов. Одновременно, спонсированная ЦРУ подготовка партизан была объединена с обучением Исламу.

Преобладающими темами было то, что Ислам является целостной идеологией, и что святой Ислам нарушался атеистическими Советскими войсками.

АППАРАТ ПАКИСТАНСКОЙ РАЗВЕДКИ

Пакистанская военная разведка использовалась как “посредник”. Через нее ЦРУ осуществляло тайную поддержку джихада, то есть ЦРУ не направляло помощь непосредственно моджахедам. Вашингтон был осторожен, чтобы не раскрывать конечной цели, которая состояла в разрушении Советского Союза.

По словам сотрудника ЦРУ Милтона Бердмана, “мы не обучали арабов”. Но согласно Аббделю Монаму Сайдали из Аль-арамского Центра стратегических исследований в Каире, бен Ладен и “афганские арабы” стали таковыми благодаря серьезной подготовке, проведенной при помощи ЦРУ.

Охваченные национализмом и религиозным пылом, воины Ислама не подозревали, что они боролись против Советской Армии в интересах Дяди Сэма. 

При поддержке ЦРУ пакистанская разведка развилась в “параллельную структуру, владеющую огромной властью”. По некоторым оценкам, ИСИ имело штат из военных и разведчиков, бюрократов, тайных агентов и информаторов в 150 тысяч человек.

Тем временем, операции ЦРУ укрепили пакистанский военный режим во главе с генералом Зия Уль Хаком. На протяжении афганской войны Пакистан был более агрессивен, чем даже Соединенные Штаты. Вскоре после советского военного вторжения в Афганистан Зия направил руководителям ИСИ рекомендации по дестабилизации советских центрально-азиатских республик. ЦРУ согласилось с этим планом только в октябре 1984 года.

ЗОЛОТОЙ ПОЛУМЕСЯЦ НАРКОТОРГОВЛИ

Хронология торговли наркотиками в Центральной Азии глубоко связана с тайными операциями ЦРУ. До советско-афганской войны производство опиума в Афганистане и Пакистане было ориентировано на малые региональные рынки. Не существовало производство героина. В этом отношении исследование Альфреда Маккоя показывает, что в течение двух лет с момента начала операции ЦРУ в Афганистане, “районы, прилегающие к пакистано-афганской границе, стали крупнейшими в мире производителями героина, покрывавшими 60 процентов от уровня потребления в США. В Пакистане количество наркоманов от почти нуля в 1979 году достигло 1.2 миллионов к 1985 году”.

Авуары ЦРУ управляли этой торговлей. Поскольку моджахеды захватили территорию внутри Афганистана, они приказали крестьянам выращивать опиум в качестве революционного налога. В приграничных с Пакистаном районах афганские лидеры и местные синдикаты под покровительством пакистанской разведки содержали сотни лабораторий по производству героина. В течение этого десятилетия широко открытой торговли наркотиками американское Агентство по борьбе с наркотиками в Исламабаде не сумело провести крупных операций по аресту и уничтожению партий героина. Должностные лица в США отказывались расследовать обвинения в торговле героином афганских союзников, потому что стратегия США в отношении наркотиков в Афганистане подчинялась интересам войны против советского влияния.

Обширная разведывательная сеть ИСИ не была демонтирована с окончанием “холодной войны”. ЦРУ продолжало поддерживать Исламский джихад за пределами Пакистана. Новые тайные инициативы были приведены в действие в Центральной Азии, на Кавказе и Балканах. 

Тем временем исламские миссионеры ваххабитской секты из Саудовской Аравии утвердились в мусульманских республиках, а также внедрились в институты государственной власти внутри РФ. Несмотря на антиамериканскую идеологию, исламский фундаментализм в значительной степени служил стратегическим интересам Вашингтона в республиках бывшего Советского Союза.

Последовавшая за выводом советских войск в 1989 году гражданская война в Афганистане продолжилась с неослабевающей силой. “Талибан” поддерживался пакистанскими радикалами и их политической партией “Джамаат-уль-Улема-и-Ислам” (JUI). В 1993 году, JUI вошел в правительственную коалицию премьер-министра Беназир Бхутто. Связи между JUI, армией и ИСИ были установлены. В 1995 году, с падением правительства Хезб-и-Ислами Хекматияра в Кабуле, “Талибан” не только создал жесткое исламское правительство, но также “установил контроль над тренировочными лагерями JUI в Афганистане...”.

JUI при поддержке саудовских ваххабитских движений играло ключевую роль в вербовке добровольцев, для борьбы на Балканах и в республиках бывшего Советского Союза. Еженедельник Jane Defence Weekly в этой связи подчеркивает, что “половина личного состава и снаряжения “Талибана” поступает из Пакистана под контролем ИСИ”. 

Другими словами, поддерживаемое пакистанской военной разведкой (ИСИ), которую, в свою очередь, управляло ЦРУ, талибское исламское государство в значительной степени служило американским геополитическим интересам. Торговля наркотиками в “Золотом полумесяце” также использовалась для финансирования и оснащения Боснийской Мусульманской Армии (основанной в начале 90-х) и Kосовской Освободительной Армии (ОАК). В течение последних нескольких месяцев появилось доказательство, что моджахеды воюют в рядах террористов ОАК в Македонии.

ВОЙНА В ЧЕЧНЕ

Главные лидеры мятежников Шамиль Басаев и Аль Хаттаб проходили подготовку в финансируемых ЦРУ лагерях в Афганистане и Пакистане. Согласно Иосифу Боданскому, директору комиссии Конгресса США по расследованию терроризма и локальных конфликтов, война в Чечне была запланирована во время секретной встречи “Хезболлы”, состоявшейся в 1996 в Могадишо (Сомали). На саммите присутствовал Усама бен Ладен и высокопоставленные офицеры иранской и пакистанской разведки. 

Главный российский нефтепровод проходит через Чечню и Дагестан. Несмотря на внешнее осуждение Вашингтоном исламского терроризма, косвенно выгоду от чеченской войны получили англо-американские нефтяные концерны, соперничающие из-за контроля над нефтяными ресурсами и транспортными коридорами из Каспийского бассейна.

Две главные армии чеченских мятежников (соответственно во главе с командующим Шамилем Басаевым и Эмиром Хаттабом), оцененные в 35 тысяч бойцов, были поддержаны пакистанской разведкой, которая также играла ключевую роль в организации и обучении мятежников для чеченской армии.

[В 1994 году] пакистанская ИСИ, организовала для Басаева и его доверенных заместителей интенсивную исламскую идеологическую подготовку и обучение ведению партизанской войны в лагере Амир Муавиа в афганской провинции Хост, созданном ЦРУ и ИСИ в начале 1980-х и руководимом известным афганским военачальником Гулбеддином Хекматияром. В июле 1994 года, после окончания Амир Муавиа, Басаев был переведен в лагерь Маркац-и-Давар в Пакистане для совершенствования в тактике партизанской войны. В Пакистане Басаев имел встречи с высокопоставленными пакистанскими военными и разведчиками: министром обороны генералом Афтабом Шахбаном Мирани, министром внутренних дел генералом Насеруллой Бабаром и главой подразделения ИСИ “по исламским вопросам” генералом Джафедом Ашрафом. 

После обучения и идеологической подготовки Басаев был назначен на руководящую должность в войне против российских федеральных войск в первой чеченской войне в 1995 году. Его организация также наладила обширные контакты с преступными синдикатами в Москве, а также связи с албанской организованной преступностью и Косовской Освободительной Армией. В 1997-98 годах, согласно данным российской ФСБ, “чеченские военачальники начали скупать недвижимость в Косово... под прикрытием некоторых югославских фирм по работе с недвижимостью”.

Организация Басаева также занималась рэкетом от операций с наркотиками, нелегальных денежных операций, хищения российских нефтепродуктов, работорговли и фальшивыми долларами. Наряду с масштабным отмыванием денег средства от незаконных операций направлялись на вербовку наемников и закупку оружия.

Во время обучения в Афганистане Шамиль Басаев сошелся с саудовцем, моджахедом-ветераном Хаттабом, который сражался добровольцем в Афганистане. Только спустя несколько месяцев, уже после возвращения Басаева в Грозный, Хаттаб был приглашен (в начале 1995 года) для устройства баз боевиков в Чечне и для обучения боевиков-моджахедов. Согласно Би-Би-Си, отправка Хаттаба в Чечню “была организована через расположенную в Саудовской Аравии [Международную] Организацию исламской помощи, воинственную религиозную организацию. 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Со времен “холодной войны” Вашингтон сознательно поддерживал Усаму бен Ладена, в то же самое время, внеся его в список “самых разыскиваемых ФБР лиц”, как всемирно известного террориста.

В то время, как моджахеды сражаются в проамериканской войне на Балканах и бывших республиках Советского Союза, ФБР, действуя как инструмент американского политического давления, ведет внутреннюю войну против терроризма, работая в некотором отношении независимо от ЦРУ, которое, со времен афганской войны, поддерживает международный терроризм своими тайными операциями.

По жестокой иронии, в то время как исламский джихад, представленный президентом Бушем в качестве “угрозы Америки”, обвиняется в террористических нападениях на Центр международной торговли и Пентагон, те самые исламские организации являются ключевым инструментом американских разведывательно-военных операций на Балканах и в бывшем Советском Союзе.

 

| Структура | Устав Ассоциации | Членство | История | Публикации | Герои не умирают | Фотогалерея | Видео | Полезные ссылки | Контакты | Гостевая книга |

Международная Ассоциация ветеранов подразделений антитеррора "Альфа"
01024, Украина, г.Киев, Предславинская, 39, офис № 210
Телефон: +38044-528-83-07